Статья в журнале N-Style, 2016
Татьяна Романова - порция девичьего счастья у Тани

Татьяна Романова – основательница и главный мастер салона Romanova Beauty Club, любительница красивого «блонда», эстетики и натуральности во всем. Вероятно, мнение по поводу «понаехавших» в столицу и покоривших ее бытует не зря. Я всегда радуюсь за людей с огромным стремлением к жизни, к работе, к самосовершенствованию. С Таней мы говорили об ее умении «творить красоту». Возможно, таким даром и правда обладают лишь те, у кого прекрасная душа. Заряженная энергией, с блеском в глазах, который виден даже из-под длиннющих ресниц, Таня дарит тепло и красоту изо дня в день.

N.S. Татьяна, с чего начинался твой творческий путь? Насколько мне известно, мастером парикмахерских услуг ты стала не сразу?
– Вот представьте. Первый класс, первый урок изо. Преподаватель нам поставил поднос и сказал рисовать, как можем. У меня получился такой шедевр, что он до сих пор стоит в доме у мамы. А на тот момент его забрали на выставку! На родительском собрании маме дали дельный совет: а не отдать ли вам дочку в художественную школу? Собственно, с тех пор и начался мой творческий путь. (Улыбается.) Родители стали развивать во мне этот талант с детства, но это, наверное, не случайно: у меня дедушка художник. У нас вся квартира была увешана его работами. То «Тройку» он нарисовал, то «Мадонну». Мама – модельер женской одежды, вечно всем знакомым и подружкам шила наряды. Тетя – модельер обуви.
N.S. Полноценная творческая семья, получается?
– Да. Хотя если вспомнить детство, я бесконечно лазала по деревьям, отрывала хвосты ящерицам, бегала за ужами и вообще каждое лето ездила в «ссылку» на дачу с братьями. (Смеется.) Каждый раз родители забирали нас с разбитыми коленями и ссадинами на ногах. (Улыбается.) С одной стороны, я была сорви-голова, а с другой – в этой же компании выступала в роли воспитателя: во мне очень развито чувство гиперответственности, заботы. Поэтому, наверное, и сейчас все ребята в салоне смеются: «Мама наша пришла». Кто бы мне дал совет полезный и позаботился. (Улыбается.)
N.S. Ты работаешь поистине в «девичьем раю», погружена в красоту каждый день. А в детстве лазала по деревьям с ободранными коленками. А как же банты, платья и мамина косметика?
– Никогда не было мыслей по поводу платьев и длинных ресниц. (Улыбается.) Мне кажется, если у меня будет дочка, я на ней отыграюсь! (Смеется.) Конечно, мама меня наряжала, когда я ходила в сад. Но когда я поняла, что могу надеть рваные джинсы, бантики я положила в коробку, и она быстро запылилась. (Улыбается.) Я всегда была протестным ребенком, и меня часто называли революционером. (Смеется.) Как меня ни пытались воспитать и направить мою энергию в нужное русло, я всегда шла своей дорогой. Мама хотела отправить меня на экономический факультет учиться, но я же понимала, что это не мое. Нашла себя в волосах. (Смеется.) Теперь они – мое полотно.
N.S. У каждого мастера, если он, конечно, мастер, есть свои секреты и свой стиль. Как бы ты охарактеризовала свой?
– Безусловно, у меня есть своя техника. Я и картины писала всегда, используя этот метод. Она кажется простой, но на деле далеко не всем дается. (Улыбается.) Это техника перехода цветов – цветовая растяжка. Плавные, нерезкие, от темного к светлому. Этому меня никто не учил, я так видела свое искусство. Смешать несколько оттенков и «слепить» из этой массы абсолютно новый, уникальный и благородный цвет – ничего сложного для меня.
Заранее я не продумываю микс определенных тонов, все происходит на подсознании. Грамотную работу мастера должно быть видно. Сейчас это называют «омбре», «шатуш», «калифорнийское мелирование» – названий огромное количество, но суть не меняется. Из всех техник я выбрала самые интересные «фишки» и создала свою, авторскую методику – это техника перехода цветов, или «цветовая растяжка». Она не похожа ни на одну из вышеперечисленных техник и всегда узнаваема. Главный ее плюс – не видна граница между отросшими и крашеными волосами, что позволяет «носить» цвет намного дольше.
N.S. Как же начать работать с цветом на волосах правильно? Ведь волосы – это не лист бумаги, где если не удался рисунок – смял и выкинул?
– Самое главное – не бояться. Волосы не любят четкости, скрупулезности. Граница между окрашенными корнями и длиной часто видна. Потому что мастера наносят краску на волосы, ждут по инструкции какое-то время, далее наносят краску на всю длину. Я, наоборот, все смешиваю, ведь волосы любят игру. А работа с головой – это своего рода тоже искусство. Задача мастера – сделать так, чтобы волосы выглядели как будто в 3D-эффекте. Они должны играть, светиться и быть объемными.
N.S. Когда тебе пришла мысль стать стилистом? Когда ты устала от чистого листа бумаги и решила переключиться на эмоции человека?
– Это нормальное явление роста. Нам всегда хочется чего-то большего! Сначала я начала делать макияж. Перенесла искусство красок на лицо. Все школьные подружки стояли ко мне в очередь на выпускной! (Улыбается.) Дальше я занялась волосами – стрижками, окрашиванием и прическами. Я пошла на первые свои курсы по парикмахерскому искусству, успешно их закончила и начала работать в салонах. Последний был самым успешным для меня, именно с той командой профессионалов я выросла и научилась многому. Это и был мой толчок к переезду в Москву. Благодаря моему бывшему директору теперь я здесь! (Улыбается.) Она всегда стремилась к совершенству своего коллектива. Мы во всем должны были быть лучшими! Как она воспитывала меня, по такому же принципу я стараюсь воспитывать своих мастеров: постоянно развиваться, осваивать и совершенствовать новые техники.
N.S. Когда ты переезжала в Москву, ты четко знала для себя, что будешь открывать свой салон?
– Да, я переезжала в Москву за новой жизнью. У меня была конкретная цель – мастером в чужом салоне я себя уже не видела. Был момент, когда я думала: зачем мне все это надо? Лучше выйти замуж, нарожать детей и быть мастером-домохозяйкой. Сейчас это очень распространено. Но спасибо моему характеру, это совсем не про меня. (Улыбается.) Я до конца для себя поняла свою миссию – нести красоту в люди, ведь Бог мне дал то, что у меня получает-ся лучше других. Значит, этим надо пользоваться.
N.S. А что подтолкнуло тебя на окончательное решение по открытию своего именного салона красоты?
– В моей жизни был переломный момент. Я уехала в паломничество, чтобы получить ответы на все свои вопросы. Вернулась с осознанием, что нашла себя. Закрутилось все само собой. Началось все с обычной квартиры на улице Матвеевской, где я дома принимала клиентов. В раковине мыла им головы, но была полная запись всегда. Сарафанное радио дало о себе знать: пришлось переезжать в квартиру побольше. (Улыбается.) А 1 июня я открыла салон Romanova Beauty Club. В моей студии работают не только профессиональные колористы, но и косметологи, массажисты и мастера маникюра-педикюра.
В московском темпе жизни очень важно и удобно, когда в одном месте можно получить все услуги, к тому же качественно и быстро. Еще для меня всегда стимулом была школа Aldo Coppola. Я у них училась несколько раз. В 2005 году – впервые.
N.S. Это ведь итальянская школа. А как быть с подходом к волосам – итальянки и русские обладают абсолютно разной структурой волос?
– Мне очень близка их техника. Они дают тебе в руки инструмент, но главное – правильно воспользоваться этим инструментом. Когда ты бездумно начинаешь филировать волосы, как они показывают, ни к какому результату с картинки это не приведет. Действительно, есть техники, которые не подходят к нашей структуре волос. В Италии очень популярны стрижки с использованием различных техник филировки, потому что они – обладатели густых и пышных волос. А у нас европейский типаж и зачастую тонкие волосы. Нам бы, наоборот, объем создать, а не уменьшать его!
N.S. Ты абсолютно творческий человек, рукодельница, а управляешь таким коллективом и развиваешь бизнес. Всегда удается совмещать?
– Мне кажется, я до сих пор до конца не справляюсь. (Смеется.) Я могу быть довольна собой и своими делами буквально первые пять минут. Потом я начинаю всматриваться в нюансы, замечать проблемы и работать над этим. Я всегда куда-то иду, к чему-то стремлюсь. Не могу я сидеть спокойно! (Улыбается.) Меня можно обезвредить: посадить в кресло, делать одновременно маникюр, педикюр, красить волосы, делать массаж, и желательно, чтобы рядом был косметолог или кляп во рту. Я даже на массаже лежу, и мне может прийти в голову безумная идея, нужен срочно телефон, чтобы ее тут же записать. Ведь через пять минут на смену этой мысли придет другая! (Смеется.)
N.S. Что-то мне подсказывает, что мы еще где-то услышим имя Татьяны Романовой?
– Первая моя цель – открыть свою школу. Школу Татьяны Романовой. Я больше могу сделать и создать в роли организатора. Как показывает практика, ребята очень хорошо обучаются, схватывают на лету и впитывают мои знания и опыт. Сколько я работаю со своим персоналом, постоянно вижу в них рост и горжусь ими! С каждым разом я чаще замечаю в их работе свой почерк. Я займусь обучением и «размножением» специалистов. Очень много клиенток приходят с безумным цветом волос, а большинство мастеров просто не знают, как исправить и сделать нужный цвет. Хочется делиться своими знаниями! Сколько бы ни придумали процедур по восстановлению волос, испорченный напрочь волос уже не исправить. Волосы можно питать и поддерживать, но когда они превращаются в вату, делать что-то бессмысленно. Я хочу научить парикмахеров не допускать такого. Вторая моя цель – развитие сети салонов. Я патентую имя, уже есть люди, которые интересуются франшизой. (Улыбается.)
N. S. В такой профессии хочешь не хочешь, постоянно вращаешься среди людей. Какие они в своей основной массе? Каких людей ты встречаешь в своей новой жизни?
– На моем жизненном пути все чаще попадаются люди, которые являются стимулом для меня. Часто ведь бывает, что хочется сказать себе: «Не могу. Не хочу. Устала». А они подталкивают меня своим примером, заставляя идти вперед: «У тебя все так здорово получается!» В тот же момент я понимаю, что я могу поделиться чем-то с другими людьми. Наполненный сосуд всегда интересен. Правильно говорят, что если человек умеет любить, он посылает эту любовь окружающим. А если ты не знаешь, что такое любовь, то и посыла нет никакого. Я всегда стараюсь кому-то помочь и сделать вещи во благо.
N.S. Ты экстраверт?
– Абсолютный. Но это не означает, что я стараюсь специально располагать людей к себе. Я настолько привыкла никому ничего не доказывать. Люди приходят ко мне, потому что видят мои работы. Они знают цель своего визита. Есть грань между работой и дружбой. Я считаю, это даже некрасиво, когда мастер набивает себе цену лишними разговорами. Я стараюсь молчать и творить! (Улыбается.)
N.S. Часто приходят клиенты с готовой картинкой и просят сделать идентичный цвет волос, прическу?
– Большинство как раз таких. Но это мое некое табу. Я всегда за то, чтобы человек разглядел свою индивидуальность. Ведь если на фото модели сделали холодный блонд и подсветили его правильным светом, это вовсе не означает, что вам это пойдет. Я пытаюсь донести до клиентов – не равняйтесь на картинку! Самовосприятие всегда отличается от видения окружающих. Самый здоровый подход – когда клиент полностью тебе доверяет. Доверие в моей профессии – основное.
N.S. А в душе ты тоже блондинка?
– Я маскируюсь за блондом. (Улыбается.) Моему все-таки твердому и не совсем девчачьему характеру это добавляет мягкости и женственности.

Методики восстановления и лечения волос в мифах и реальности от Тани Романовой!

Кератиновое выпрямление волос. Изменить структуру волоса надолго невозможно никак. Сделать его прямым или кудрявым без воздействия химических препаратов не получится. Когда пушистая и пористая структура волоса вдруг становится гладкой, это чистая химия. Вот представьте: наносится химический состав на волосы, сушится, а потом утюгом 280 градусов протягивается по всей длине. Весь верхний слой волоса сжигается. Волос полируют. Да, он смотрится блестящим и гладким. Но волосы почти мертвые. Из-за склеенности чешуек волос теряет способность впитывать влагу и полезные витамины, теряет эластичность и со временем ломается. Это неизбежно. После кератинового выпрямления волос уже не накрутить. А если их еще и осветлить, то он отпадет сразу.

Питание волос. Ежедневно питать волосы и кожу головы. Шампунь – это лишь очищение кожи головы. Дальше мы делаем маску. Кондиционеры для волос практически бесполезны. Это силикон, который помогает в расчесывании, но не в питании и уходе за волосом. Я советую использовать маску и как кондиционер, и как маску. Разница в количестве и во времени работы средства на волосах. Дальше мы обязательно наносим несмываемый уход. Это может быть спрей, флюид или крем для волос. У каждой фирмы для этих средств свое название, но суть работы одна: перед укладкой волос всегда должен быть увлажнен.

Мало маслу рознь. Масло – очень специфическое средство, и не всем типам волос оно подходит. Обладательницам тонких волос их лучше использовать. Лучше выбирать флюид, крем или спрей.

Девушкам с густыми волосами масло подходит идеально. Самое главное – не наносить на корни волос. Несколько секретов для создания объемной «гривы». Можно визуально создать эффект объемных волос благодаря специальной технике окрашивания. Пользоваться спреями для прикорневого объема. И всегда просушивать волосы головой вниз. В любом случае всегда нужно советоваться с профессионалом.

Текст: Анастасия Вепренцева